Главная - Статьи - Признание договора займа между супругами мнимой сделкой

Признание договора займа между супругами мнимой сделкой


Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 г. Москва «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»


Данная норма распространяется на регистрацию в различных реестрах: Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Едином государственном реестре юридических лиц и т.д. Для лиц, не являющихся сторонами сделки и не участвовавших в деле, считается, что подлежащие государственной регистрации права на имущество возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, а не в момент совершения или фактического исполнения сделки либо вступления в законную силу судебного решения, на основании которых возникают, изменяются или прекращаются такие права (пункт 2 статьи 81, пункт 2 статьи 551 ГК РФ).

При этом с момента возникновения соответствующего основания для государственной регистрации права стороны такой сделки или лица, участвовавшие в деле, в результате рассмотрения которого принято названное судебное решение, не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом праве. Иной момент возникновения, изменения или прекращения прав на указанное имущество может быть установлен только законом. Например, вне зависимости от осуществления соответствующей государственной регистрации право переходит в случаях универсального правопреемства (статьи 58, 1110 ГК РФ), в случае полного внесения членом соответствующего кооператива его паевого взноса за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное кооперативом этому лицу (пункт 4 статьи 218 ГК РФ).

4. Внесенная в государственный реестр отметка о возражении лица, соответствующее право которого было зарегистрировано ранее, или отметка о наличии судебного спора в отношении зарегистрированного права не препятствует осуществлению регистрации прав на имущество (пункт 7 статьи 81 ГК РФ). Наличие указанных отметок также не препятствует принятию судом обеспечительных мер в отношении этого имущества.

Правовым последствием внесения указанных отметок является то, что лицо, обратившееся за регистрацией права

Мнимый договор займа – оспаривание при банкротстве

является мнимой или притворной, или такие условия сделки вызваны особыми доверительными отношениями сторон договора. Каким бы ни был ответ в каждом конкретном случае, это дает основания предполагать, что контрагент должника знал о цели причинения вреда такой сделкой. 3) Достаточным подтверждением предоставления займа нижестоящие суды посчитали сами договоры и расписки в получении сумм займа.

Однако при передаче должником наличных денежных средств таких доказательств недостаточно: суду необходимо исследовать вопрос наличия финансовой возможности кредитора передать соответствующую сумму, установить, на что привлекались и куда были направлены денежные средства, отражались ли они в налоговой отчетности и т.д. 4) Возможность выдачи займа не может подтверждаться только лишь снятием соответствующей суммы с банковского счета займодавца.

Если заем является фикцией, займодавец не потеряет в собственной имущественной массе. Соответственно, если кредитор формально снял деньги со счета, но из обстоятельств дела следует, что он все же не мог позволить себе передать данные суммы кому-либо (например, когда займодавец не имеет актуального источника дохода, а оставшихся средств не хватит на длительное обеспечение его жизни), расходные кассовые ордеры о выдаче денег не являются достаточным доказательством.

5) Нижестоящие суды не учли, что должник не смог пояснить, где находятся полученные по договору денежные средства или куда они были направлены. В совокупностью с неподтвержденностью финансовой возможности займодавца предоставить сумму займа это обстоятельство вызывает обоснованные сомнения в реальной передаче денег по сделкам.
В совокупностью с неподтвержденностью финансовой возможности займодавца предоставить сумму займа это обстоятельство вызывает обоснованные сомнения в реальной передаче денег по сделкам.

6) Вывод нижестоящих судов о возмездном характере договора займа основан на неправильном толковании закона. Возмездным является такой договор, которым предусмотрены взаимные обязательства сторон сделки, т.е.

такие блага, на которые каждая из сторон рассчитывает при вступлении в договорные правоотношения. Обязательство заемщика по возврату полученного по договору не может рассматриваться в качестве интереса кредитора, побуждающего его выдать заем.

ВС пояснил порядок признания долговых обязательств одного из бывших супругов общими обязательствами пары

Тот факт, что заявитель жалобы дала нотариально заверенное согласие на заключение договора залога (ипотеки), подчеркнул Суд, не может являться юридически значимым обстоятельством в данном случае, поскольку она не обладала правом собственности или иными правами на указанное жилье, которое не относилось к общему имуществу супругов.

Соответственно, в силу закона ее согласие не требовалось. При этом согласие Светланы Картамышевой на заключение договора ипотеки было дано в день заключения иных договоров – договора займа и договора ипотеки спорной квартиры, подписанных 6 июня 2013 г., согласно которым сумма займа составила 4 млн руб., в то время как настоящий договор займа заключен 14 октября того же года. Однако указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суды оставили без надлежащего исследования и правовой оценки, подчеркнул Суд.

В определении также отмечено, что кассация ненадлежащим образом известила ответчика о месте и времени проведения судебного заседания, направив извещение по адресу, который не был указан ею в качестве адреса для получения почтовой корреспонденции. Рассмотрение судом кассационной инстанции дела в отсутствие ответчика, не извещенной о времени и месте заседания, сделало невозможным реализацию заявителем ее процессуальных прав, добавил ВС. Таким образом, Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ «ЮГ» считает выводы, изложенные в определении, законными и обоснованными. «В этом деле ВС дал оценку типовой, очень распространенной в жизни ситуации, когда один из супругов берет кредит, а затем требует делить связанный с его возвратом долг между ним и другим супругом.

Ценность данного определения в том, что Суд разъяснил, что считать общими обязательством, а значит, и общим долгом супругов: он должен возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.
Ценность данного определения в том, что Суд разъяснил, что считать общими обязательством, а значит, и общим долгом супругов: он должен возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2016 N 308-ЭС16-17376 по делу N А32-29132/2015

В случае несвоевременного возврата займа заемщик уплачивает пени в размере 0,1% от суммы несвоевременно перечисленных заемных средств за каждый день просрочки (пункт 4.1 договора).Компания Corpuscube (цедент) и общество «Агроиндустрия» (цессионарий) 18.11.2014 заключили договор об уступке прав требования N 3S, по условиям которого цедент уступил цессионарию право требования к обществу «Каневсксахар» по договору займа в размере 3 500 000 долларов США, а также уплаты процентов за пользование займом и других сумм (пункт 1.1 договора).

За уступленное право общество «АгроИндустрия» уплачивает Компании Corpuscube 1 500 000 рублей (пункт 3.1 договора).В обоснование требований истцы указывают, что поступившие на счет общества «Каневсксахар» заемные средства похищены его генеральным директором, действовавшим по указанию и в интересах Санзяпова О.И.Обосновывая данное утверждение, истцы сослались на то, что общество «Каневсксахар» заключило с компанией «BLOMWOOD Ltd.» (далее — Компания Blomwood) контракт от 03.08.2012 N Sup/02/030812 (далее — контракт от 03.08.2012) на поставку диффузного аппарата компании ВМА AG.

В филиале «Южный» ОАО «Уралсиб» был открыт паспорт сделки N 12080051/2275/0060/2/0 на 4 100 000 долларов США и оформлено валютное платежное поручение от 24.08.2012 N 3 на перевод со счета общества «Каневсксахар» на счет Компании Blomwood 3 350 000 долларов США.

Диффузный аппарат не поставлен, уплаченные денежные средства не возвращены.Ранее 27.06.2012 общество «Каневсксахар» в лице Игнатенко П.Н. (заемщик) и компания «PRINVESTIUM Ltd.» (далее — Компания Prinvestium; займодавец) заключили соглашение о займе N 1/2012-зм на 3 000 000 долларов США.

Общество «Каневсксахар» заключило с компанией «TODYX CONSULTING Ltd.» (далее — Компания Todyx) контракт от 03.07.2012 N T-K/01-sup на поставку центрифуг на 3 106 000 долларов США, оформило в филиале «Южный» ОАО «Уралсиб» паспорт сделки от 27.07.2012 на 3 000 000 долларов США и валютным платежным поручением от 02.08.2012 N 2 перечислило Компании Todyx 3 020 000 долларов США, полученные от займодавца.

Совместный долг бывших супругов

В частности, совместно нажитое имущества супругов было разделено, а за имущество, утраченное Е., О.

получила право на денежную компенсацию.

Кроме того, долг ответчицы по кредитному договору от 8 ноября 2011 года суд признал общим обязательством супругов и распределил между ними в равных долях, с Е. в пользу О. была взыскана компенсация произведенных ею по договору платежей за период с декабря 2012 года по август 2013 года.

А вот долг по заключенным Е. договорам суд общим обязательством супругов не признал, исходя из того, что истец не доказал использование полученных денежных средств на нужды семьи (, , , , ). Тем не менее, апелляция отменила решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований Е.

о признании долга общим (определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г.). В этой части суд принял новое решение, которым требования Е.

были удовлетворены частично. Суд отметил, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, а, значит, обязанность доказать обратное возложена на О., поскольку именно она данное обстоятельство оспаривает. И так как она никаких доказательств не представила, апелляция пришла к выводу о том, что обязательство является общим.

В результате долг Е. по кредитному договору и договору займа был распределен между супругами в равных долях, а с О.

в пользу Е. была взыскана компенсация произведенных супругом платежей за период с декабря 2012 года по сентябрь 2014 года. Позиция ВС РФ О. сочла, что вынесенный вердикт нарушает ее права, и направила кассационную жалобу в ВС РФ с просьбой отменить вынесенное определение.

И Суд с позицией нижестоящего суда не согласился. ВС РФ напомнил, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором ().

При этом общие долги супругов распределяются между ними пропорционально

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 46-КГ17-3

и Бикинеева Н.А.

с 23 июля 1999 г. по 6 ноября 2012 г. состояли в браке (л.д. 7, 24). Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Самары от 11 февраля 2010 г. удовлетворены исковые требования Преснякова А.А., Преснякова О.А.

и Преснякова С.А. к ООО «Седьмое небо» о признании за истцами права общей долевой собственности (по 1/3 доли за каждым) на квартиру, расположенную по адресу: <.> (л.д.

19 — 20).При рассмотрении указанного спора суд установил, что основанием для возникновения у истцов права общей долевой собственности на спорную квартиру явился заключенный между истцами и ООО «Степ» договор уступки прав требования от 5 марта 2005 г., по которому ООО «Степ» на возмездной основе уступило Преснякову А.А., Преснякову О.А.

и Преснякову С.А. право требования к ООО «Седьмое небо» о предоставлении по окончании строительства указанной квартиры в собственность. Финансовые обязательства по договору исполнены истцами в полном объеме. Квартира передана истцам в пользование по акту приема-передачи от 25 сентября 2007 г.На основании названного решения суда за Пресняковым А.А., Пресняковым О.А.

Квартира передана истцам в пользование по акту приема-передачи от 25 сентября 2007 г.На основании названного решения суда за Пресняковым А.А., Пресняковым О.А. и Пресняковым С.А. 8 июня 2010 г.

зарегистрировано право собственности на доли в размере 1/3 в праве общей долевой собственности на спорную квартиру за каждым (л.д. 22).По договору от 25 сентября 2015 г.

Пресняков С.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А.

(одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 17).По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков О.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А.

(одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 18).Переход права собственности на квартиру к Преснякову А.А. зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 2 октября 2015 г.

(л.д. 8).Таким образом, на момент рассмотрения спора единоличным собственником спорной квартиры является Пресняков А.А.Согласно Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

Договор займа как мнимая сделка

02.02.2017 .

Основание возникновения взаимной кредиторской задолженности Эта статья о том, как суд признал договоры займа мнимыми сделками. Причины для этого простые — денежные средства хоть и были перечислены на расчетный счет заемщика, фактически не выбывали из владения заимодавца, поскольку они вернулись к нему обратно по другим договорам купли-продажи. Намерение сторон мнимой сделки было создание взаимной кредиторской задолженности.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2014г.

№ 09АП-44400/2014 по делу № А40-7433/14. Обстоятельства дела: Кредитор обратился в рамках дела о банкротстве к должнику с требованием о включении задолженности в реестре требования кредиторов.

Сама задолженность возникла по договорам займа в результате неисполнения заемщиком своих обязательств по возврату денег. Денежные средства заимодавца были перечислены заемщику на расчетный счет. Также между этими же лицами были заключены договора купли-продажи векселей, по которым должник расплатился с кредитором за покупку векселей, указанными выше заемными средствами.

Выводы суда: 1. Из банковской выписки заемщика следует, что за период, предшествующий зачислению заемных денежных средств на расчетный счет от заимодавца, не позволял заемщику исполнить свои обязательства по другим договорам купли-продажи векселей.

В деле отсутствуют доказательства, что заемные средства истрачены были на какие-либо иные хозяйственные цели, а не на покупку векселей по указанным договорам купли — продажи. 2. Договоры займа, имеют признаки мнимости, поскольку они заключены с намерением показать иным кредиторам видимость наличия возникших прав и обязанностей, а денежные средства полученные по договорам займа не были направлены на финансирование текущей деятельности заемщика.
2. Договоры займа, имеют признаки мнимости, поскольку они заключены с намерением показать иным кредиторам видимость наличия возникших прав и обязанностей, а денежные средства полученные по договорам займа не были направлены на финансирование текущей деятельности заемщика. Значит спорные договора займа являются ничтожными, мнимыми сделками.

3. Целью покупки заемщиком векселей на деньги самого векселедателя являлось участие заемщика в качестве кредитора в деле о банкротстве заимодавца, а не извлечение прибыли, что доказывает ничтожность договоров займа как мнимых. В спором случае заемщик вел себя не добросовестно, намереваясь причинить вред кредиторам заимодавца, что в силу ст.10 ГК РФ является основанием для отказа в правовой защите. 4. Имеются судебные акты по другим арбитражным дела, которые имеют преюдициальное значение для настоящего спора, и в рамках, которых было установлено, что денежные средства заимодавца по договорам займа не выбывали из его владения и вернулись к нему в рамках договора купли-продажи векселей для того, чтобы создать взаимную кредиторскую задолженность.

Комментарии юриста: 1. Кредитор, заявивший требование, не смог доказать суду, что заемные средства были потрачены должником для своих хозяйственных целей в результате чего, суд пришел к выводу, что договора займа мнимые, заключенные лишь для вида и не создающие соответствующих правовых последствий. 2. Заключая договоры займа, заимодавец злоупотребил своим правом, нанес вред всем остальным кредиторам должника, поэтому он не должен получить судебную защиту, в виде удовлетворения его требования о включении задолженности по договорам займа в реестр требований кредиторов. 3. Значимую роль в доказывании мнимости спорных сделок сыграли преюдициальные акты по другим арбитражным делам, поскольку в них были установлены обстоятельства значимые и для настоящего спора.

Например, что полученные заемщиком от заимодавца деньги вернулись последнему в качестве оплаты за ценные бумаги по другим договорам купли-продажи. 4. Обе стороны в сделках являлись банкротами, а законодательство о банкротстве предусматривает определенный порядок расчетов должника со своими кредиторами, заключив мнимую сделку, ее стороны нарушили права других кредиторов уже включенных в реестр на получение долга.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству. Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям.

Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес Галина Короткевич p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время: 1) 2) 3) 4) 5) 6) 7) 8) 9) 10) Поделиться: Авторы журнала:

  • юрист-аналитик
  • юрист-аналитик
  • партнер
  • управляющий партнер
  • младший юрист
  • юрист-аналитик
  • юрист
  • юрист-аналитик
  • юрист-аналитик
  • менеджер
  • юрист-аналитик.

Подпишитесь! «Секреты арбитражной практики» — журнал о современной судебной, юридической практике и тенденциях юридического бизнеса Я даю согласие на обработку моих Подписаться © Юридическая фирма «Ветров и партнеры» 2010-2022

  • Телефон офиса (городской):
  • Телефон офиса (мобильный):
  • Телефон для сообщений через WhatsApp, Telegram +7 (983) 510-38-76
  • Электронная почта офиса:
  • Позвоните нам по Skype:

× Я даю согласие на обработку моих Подписаться ×

Как признать договор займа недействительным

Договор займа, как и другие сделки, может быть признан недействительным, но для этого должны иметься предусмотренные законом основания.

Порядок признания сделки недействительной пошагово описан в статье. К любой заключаемой на территории РФ сделке нормы ГК РФ предъявляют целый ряд общих требований.

Так, например, стороны должны:

  • достигнуть совершеннолетнего возраста;
  • обладать правоспособностью и дееспособностью;
  • соблюдать нормы законодательства при заключении сделки;
  • быть свободными в своем волеизъявлении при подписании договора.

В том случае, если хотя бы одна из сторон игнорирует эти требования законодательства, сделка становится оспоримой. То есть сторона договора либо другие заинтересованные лица получают право обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной.

Такое признание дает возможность возврата к тому положению, в котором участники сделки находились до заключения договора (то есть должен произойти возврат всего полученного по договору назад). Если же положения законодательства нарушают обе стороны (к примеру, заключая договор займа, организуют фиктивную сделку или маскируют под другую сделку), то такой договор будет заведомо ничтожен. То есть вообще не будет порождать никаких юридических последствий.

Потенциальных оснований, по которым можно оспорить договор займа, более десятка. Все они перечислены в ст. 168-179 ГК РФ. Мы разделили их на три группы:

  1. Пороки участников сделки. Одна из сторон договора займа (неважно, идет ли речь о гражданине или юридическом лице) не имела права заключать такую сделку или сделала это с нарушением предусмотренной в таких случаях процедуры. Если речь идет о гражданах, то, к примеру, сделка совершена несовершеннолетним или ограниченно дееспособным человеком без одобрения его законного представителя. А если сделку совершает ребенок до 14 лет либо недееспособный гражданин, то такой договор займа будет ничтожным. Пороки субъекта могут быть и в случае участия в сделке организации. Так, например, организация может не обладать в силу требований учредительных документов правом заключать договоры займа либо для заключения таких договоров требуется разрешение учредителей, а оно не получено.
  2. Пороки воли участников сделки. Речь идет о ситуациях, перечисленных в ст. 178 и 179 ГК РФ, когда нарушается право сторон на свободное волеизъявление при заключении договора займа. Это, например, применение насилия по отношению к контрагенту с целью заключения сделки, угроза его применения, обман, использование крайне затруднительных обстоятельств потерпевшей стороны.
  3. Наличие нарушений норм законодательства при заключении сделки.

Так, например, п.

7 ст. 807 ГК РФ определяет, что если заем выдается гражданину и не имеет отношения к предпринимательской деятельности, то такой заем должен оформляться с учетом требований закона «О потребительском кредите (займе)» от 21.12.2013 № 353-ФЗ. Однако нормы договора требованияэтого закона игнорируют. Правила прописаны в ст. 166 ГК РФ.

Оспорить сделку имеют право:

  • ее сторона, т. е. займодавец или заемщик;
  • другое лицо, которому такое право предоставлено законом — речь в первую очередь идет о тех, кто имеет право действовать в интересах сторон в силу закона (родители несовершеннолетних, опекуны), а также для кого совершенная сделка создает неблагоприятные последствия.

Обязательным условием, необходимым для оспаривания сделки, должно быть нарушение ее условиями прав и законных интересов конкретного человека или организации либо наличие для них иных неблагоприятных последствий. Признание оспоримой сделки недействительной возможно только на основании судебного решения. Пошаговая процедура признания договора займа таковым выглядит так:

  • Проведение проверки на предмет наличия оснований для признания сделки недействительной. На этом этапе необходимо собрать доказательства для суда, подтверждающие наличие оснований, по которым можно признать сделку недействительной.
  • Подготовка искового заявления и обращение в суд. Иск оформляется по общим правилам искового производства согласно требованиям ст. 131 и 132 ГПК РФ. Ответчиком по иску обычно является контрагент по договору займа, следовательно, иск подается по месту его регистрации (жительства).
  • Получение судебного решения о признании сделки недействительной.

Последствия недействительности договора займа определены в ст.

167 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка является таковой с момента ее совершения, а потому не влечет никаких юридических последствий. Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ в случае признания договора займа недействительным стороны должны вернуть друг другу полученные по нему денежные средства или иное имущество. Если имущество нельзя вернуть в натуре, то сторона компенсирует его стоимость в денежном выражении.

Проще говоря, заемщик возвращает займодавцу деньги и компенсирует пользование этими деньгами по правилам ст. 395 ГК РФ путем уплаты процентов по ключевой ставке ЦБ РФ. Займодавец же не обязан возвращать все полученные по сделке проценты, поскольку заемщик в любом случае оплачивает пользование суммой займа.

Но имейте в виду, что суд может признать неосновательным обогащением разницу между деньгами, уплаченными по договору, и деньгами, уплаченными по ключевой ставке. *** Таким образом, чтобы признать договор займа недействительным, нужны основания.Придется обращаться в суд, поскольку это обязательный этап процедуры. Если иск будет удовлетворен, займодавцу придется вернуть деньги и проценты за пользование ими.

  • 02.09.2022
  • 03.09.2022
  • 06.09.2022

: Теги:

  • Добавить свое предложение

Займ между супругами

Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс: Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Как указал суд, для распределения долга в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

С учетом того что истец являлся заемщиком денежных средств по расписке, именно он должен был доказать, что все полученное им было использовано на нужды семьи.

Указание стороной истца на расходование денежных средств для приобретения квартиры, машино-мест, транспортных средств и на обучение детей достоверными доказательствами не подтверждено, принимая во внимание, что не имеется документов, свидетельствующих об оплате указанного имущества именно денежными средствами, полученными по расписке от отца истца, равно как и внесения указанных денежных средств в общий бюджет семьи либо их траты на нужды семьи. Также не представлено доказательств, указывающих на то, что ответчики знала о заключенном договоре займа между ее супругом и его отцом, одобряла его заключение.

Таким образом, суд отказал в удовлетворении требования истца о признании обязательства общим долгом, разделе общего долга. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:По общему правилу, доходы от предпринимательской деятельности относятся к общему имуществу супругов.

При осуществлении предпринимательской деятельности в период брака одним из супругов предполагается получение от нее дохода, который поступает в совместную собственность супругов и на который распространяется режим общего имущества супругов, что свидетельствует о получении финансовой выгоды вторым супругом, то есть поступлении денежных средств в том числе в его пользу. При этом, исходя из того, что общее имущество принадлежит обоим супругам и до его раздела нельзя определить, в каких долях оно принадлежит каждому, затраты в виде перечисления общих средств кредитору — это затраты обоих супругов. Следовательно, при погашении задолженности одним супругом за другого супруга предполагается, что оплата производится за счет общих средств, и в этом случае такое погашение не может быть противопоставлено требованиям внешних кредиторов.

Аналогичная ситуация возникает и в случае заемных отношений между супругами. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:В обоснование финансового положения Жарковым А.П.

представлены: справки о доходах физического лица за 2005 — 2011 годы от 22.10.2012 N 1, копии договора купли-продажи нежилого помещения от 10.07.2007 и дополнительного соглашения к нему от 17.08.2007, заключенные между продавцами Семеновым О.В., Жарковой Н.А.

(супругой Жаркова А.П.) и покупателем Сулеймановым Р.А. Из условий вышеуказанного договора усматривается, что Жаркова Н.А. с согласия супруга отчуждает недвижимость по цене 3 800 000 руб., денежные средства продавцы получили от покупателя полностью 10.07.2007 до подписания договора.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Обращаясь к детальному анализу правовых последствий признания общим долгового обязательства, возникшего в период брака в результате заключения участником НИС договоров ЦЖЗ и ипотечного кредита (займа), рассмотрим варианты распределения общего долга между супругами.

ВС пояснил, как отличить реальные договоры займа от фиктивных в банкротном деле

Банк также отмечал, что наличие подобного контроля над сторонами договоров займа подтверждается как многочисленными публикациями в СМИ, так и посредством анализа выписок из ЕГРЮЛ.

После изучения материалов № А53-5830/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам заключила, что возражения банка против требований ООО «Инвест» по существу сводились к фиктивности спорных займов ввиду того, что денежные средства проходили через счет общества и должника транзитом, не опосредуя реальные хозяйственные отношения, а создавая лишь видимость этого в целях искусственного формирования задолженности (ст.

170 ГК РФ).

«Такая версия может выглядеть убедительной, только если предположить, что действия как кредитора (общества), так и заемщика (кондитерской фабрики) координировались из единого центра принятия управленческих решений, иными словами, если общество и должник были аффилированы по признаку вхождения в одну группу лиц, объединенную общими экономическими интересами»

, – отметил Суд. ВС добавил, что банк не оспаривал, что между должником и обществом отсутствовали формально-юридические признаки аффилированности. «В то же время доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение юридической связанности, но и фактической, наличие которой имеет место тогда, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности ( Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 июня 2016 г.

№ 308-ЭС16-1475)», – указано в определении. Как пояснил Верховный Суд, для определения аффилированности сторон заемных отношений необходимо было доказать, что спорные сделки являлись нестандартными с точки зрения заведенной в гражданском обороте практики поведения.

Ранее банк отмечал, что общество «Инвест» в качестве займа предоставляло денежные средства, полученные

Признание договора займа мнимой сделкой

Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое). Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Признавая требование Погодина С.В.

необоснованным, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствовались статьей 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», статьей 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что финансовый управляющий доказал наличие оснований для признания договора займа мнимой сделкой, в то время как Погодин С.В., напротив, не подтвердил реальность заемных отношений, на которые он сослался в обоснование требования к должнику.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Принимая обжалуемые судебные акты и отказывая в удовлетворении исковых требований Р.С.

о признании договора займа недействительной (мнимой) сделкой и применении последствий недействительности сделки, суды первой и апелляционной инстанции, с учетом положений статей 167, 170, 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации, оценив представленные по делу доказательства, исходили из отсутствия доказательств мнимого характера договора займа от 1 сентября 2014 г.

между Р.А. и ФИО3, подтверждения в ходе рассмотрения дела факта передачи денежных средств ФИО3 ФИО1 и существования отношений, вытекающих из договора займа.

Тот факт, что подпись в договоре займа выполнена значительно позже указанной в нем даты, квалифицирован судом апелляционной инстанции как не свидетельствующий о мнимости сделки, так как безденежность данного договора займа не подтверждена и из представленного истцом экспертного исследования того не следует. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:4. Возможность признания договора займа мнимой сделкой Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Некоторые суды признавали договор займа векселей ничтожным , например мнимой сделкой .

Другие суды считали договор займа векселей незаключенным . В одних случаях суды признавали вексель долговой безденежной распиской , а в других — квалифицировали соответствующие отношения как непоименованный в ГК РФ договор, который нельзя признать договором займа , либо как договор купли-продажи векселей с отсрочкой платежа . В последнем случае суды отмечали, что возврат денежных средств по таким договорам купли-продажи нужно квалифицировать как аванс .

Третьим вариантом определения последствий заключения договора займа векселя являлось признание договора, по которому не было иного исполнения, незаключенным . При таком положении суды признали договор займа мнимой сделкой (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса), а обращение гражданина с иском — злоупотреблением правом, что повлекло отказ в судебной защите.

Признание договора займа притворной сделкой

Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, из анализа актов взаимозачетов, договоров займа установлено, что по ряду договоров займа сумма займа была частично возвращена.

При этом законодательством не предусмотрена возможность признания сделки притворной только в части суммы, относительно которой на момент окончания налогового периода сторонами зачет не произведен. Судом установлено, что часть спорной задолженности налогоплательщика включена в реестр требований кредиторов должника в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Изучение материалов дела показало, что иные доводы заявителя (в частности, относительно финансового положения должника в период предоставления финансирования) по существу направлены на переоценку имеющихся доказательств, что не относится к полномочиям суда при кассационном производстве.

Необходимо также отметить, что, признавая сделки недействительными по мотиву притворности, судами указано на то, что при пересмотре определения о включении основанных на указанных договорах займа требований в реестр ответчик не лишен возможности ссылаться на разъяснения, содержащиеся в Обзоре Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29.01.2020, при этом реального предоставления заемных средств ответчиком суды не опровергали.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:При этом исполнение (полное или частичное) договора одной из сторон свидетельствует об отсутствии оснований для признания договора мнимой или притворной сделкой.